В историю входят Франко и Фонтен

.

Матчи ¼ финала начались со встречи Франция – Австрия, состоявшейся в декабре 1959 года. Этот матче на стадионе «Парк де Пренс» в Париже стал бенефисом нападающего хозяев Жюста Фонтена.
Яркая звезда марокканца по происхождению Фонтена горела недолгих 10 лет – с 1952 по 1962 год. Перейдя в 1956 году из «Маррокеша» во французскую «Ниццу», Жюст сразу же привел команду к чемпионскому званию. Следующие шесть сезонов он провел в «Реймсе», забив в 155 матчах 121 гол и завоевав с командой три чемпионских титула. За сборную Франции Фонтен сыграл немного – всего 21 матч, однако сумел забить в них 30 (!) мячей.

Он до сих пор является единственным европейцем, который в первом матче за сборную сделал хет-трик (отбор к чемпионату мира-1954, матч против Люксембурга, 8:0). Также пока непревзойденным является его рекорд результативности в одном финальном турнире – 13 мячей на чемпионате мира 1958 года. В истории же чемпионатов Европы его достижение выглядит более скромно, но и оно все же достаточно весомо – Фонтен стал первым автором хет-трика в официальных матчах европейских первенств.
Стоит отметить, что даже победа со счетом 5:2 не гарантировала французам уверенной победы по результатам двух встреч. Вплоть до начала 1960-х многие специалисты считали столицу Австрии едва ли не центром европейского футбола. Дело в том, что жившие в Вене британцы дали ранний и довольно ощутимый импульс развитию футбола в стране, а первый официальный матч сборная Австрии провела еще в 1902 году – раньше тех же французов, не говоря уже о «молодых» футбольных странах типа Югославии или Чехословакии. Расцветом австрийской сборной был период между мировыми войнами. Впрочем, и поколение 1950-х во главе с Эрнстом Оцвирком и Герхардом Ханаппи переиграть мог не каждый. Тем не менее, в матче на венском стадионе «Пратер» равная игра продолжалась минуты до 70-й, а затем французы «дожали» хозяев. В итоге за две встречи им удалось забить в ворота австрийской команды девять мячей.
Совершенно предсказуемо югославы были сильнее португальцев – эра великой «Бенфики» и грозного Эйсебио еще не наступила. Особенно досталось Португалии в гостях, где на переполненном стадионе молодая и амбициозная команда югов разбила команду Жозе-Марии Антуниша в пух и прах. Во втором тайме болельщики стадиона Югославской народной армии, приветствуя футболистов, все 45 минут провели стоя. А после финального свистка благодарные зрители на руках отнесли к раздевалке Милана Галича, Боривое Костича и Драгослава Шекулараца. Примечательно, что в тот день была забыта извечная клубная вражда, характерная для балканских стран, – ведь Шекуларац и Костич играли за «Црвену звезду», а Галич – за «Партизан».
Общая победа чехословаков над румынами тоже оказалась достаточно впечатляющей и показательной. После игры в Бухаресте, где хозяева пропустили два безответных мяча, ответная встреча фактически превратилась в пустую формальность. Однако в Братиславе чехословаки играли так, словно это им, а не гостям нужно было отыгрывать голы. В итоге уже к 17-й минуте счет в матче был 3:0 в пользу хозяев. Остальное время игры ушло на перекатывание мяча. На трибунах стадиона «Слован» был замечен тренер советской сборной Гавриил Качалин (его снова вернули на прежнюю должность). Видимо, «амнистированный» Гавриил Дмитриевич каким-то шестым чувством догадывался, что соперником его команды в полуфинале будет именно сборная Чехословакии…
У чехословаков тоже не обошлось без друзей-соперников, совместно ковавших победу для своей команды. Из пяти голов сборной Чехословакии в ворота Румынии четыре забили два игрока – Титус Буберник и Властимил Бубник. У футболистов были похожи не только фамилии, но и названия клубов: один играл в «Чрвеной гвезде» из Братиславы, а другой в «Рудой гвезде» из Брно.
А что же советская команда, спросите вы, ведь ей слепой жребий дал шанс померяться силами с самой сильной, наверное, на тот момент сборной Старого Света – командой Испании. Как это бывало не раз, на игру и результаты команды СССР повлияли не только спортивные, но и политические факторы.
Вне всяких сомнений, четвертьфинальная пара СССР – Испания была центральной. Ко всему прочему, Испания воспринималась гражданами СССР с симпатией. Ведь с 1930-х годов в Советском Союзе проживало довольно много испанцев, изгнанных из своей страны ужасами гражданской войны. Некоторые из беженцев – Хуан Усаторре, Немесио Посуэлло и защитник московского «Торпедо» Аугустин Гомес – стали знаменитыми футболистами. С испанцами советские футболисты познакомились еще в июне 1937 года, когда в столицу приезжала Страны басков.
Начальный этап подготовки к матчам ¼ финала Кубка европейских наций не ознаменовался чем-то из ряда вон выходящим. Еще до конца 1959 года Федерации футбола СССР и Испании договорились о том, что встречи состоятся 29 мая 1960 года в Москве и 9 июня в Мадриде. За десять дней до первого матча испанцы официальным письмом сообщили, что их делегация в составе 32 человек прибывает в Москву 26 мая. Тренер испанской сборной Эленио Эррера прилетел в столицу СССР 19 мая. Он осмотрел номера отеля «Метрополь», где должны были жить испанцы, побывал на ресторанной кухне и даже побеседовал с поварами, а вечером стал свидетелем разгрома (7:1), учиненного советской командой в товарищеском матче с поляками.
Говорят, узнав о столь крупном счете, Франко потребовал от тренеров сборной Испании гарантий выигрыша у команды СССР. Вместе с тем, многие информационные агентства распространили сообщения, в которых утверждалось, что правительство Испании приняло решение запретить своей команде, победившей в 1/8 финала Польшу (4:2 и 3:0), встречаться с советской сборной не из спортивных, а именно из политических соображений. Дескать, сам диктатор Франсиско Франко запретил испанским футболистам «ступать на землю, пораженную коммунистической чумой».
Федерация футбола Испании не подтверждала и не опровергала эту информацию вплоть до 25 мая, когда через УЕФА сообщила, что сборная Испании в Москву не приедет. Футболисты вместе с Эррерой до последнего момента надеялись на чудо. Они находились в аэропорту в тот момент, когда добившийся аудиенции у Франко президент испанской Федерации футбола Альфонсо де ла Фуэнте встречался с каудильо. Из президентского дворца позвонили на аэродром и подтвердили: «Нет». Франко был согласен на встречу, но только на нейтральном поле. Понимая всю бесполезность такого предложения, де ла Фуэнте даже не стал его озвучивать советской стороне.
Разумеется, Страна Советов выступила с соответствующим заявлением, в котором, в частности, говорилось: «Федерация футбола СССР глубоко возмущена грубым вмешательством франкистских властей, сорвавших встречу испанских и советских футболистов. Фашист Франко и его приспешники давно известны своей враждебностью к дружеским контактам, они не в первый раз срывают встречи, организуемые международными спортивными федерациями.
Акт произвола и насилия, совершенный в отношении испанских футболистов, желавших провести игры с командой СССР, свидетельствует о том, что фашистский диктатор Испании попирает принципы международного олимпийского движения и международных спортивных федераций. Повинуясь воле своих хозяев – империалистов США, он пытается внести в спорт элементы «холодной войны»».
Такого рода заявления в то время использовались в общении и между странами, и между футбольными федерациями. Использовал возникшую ситуацию и тогдашний лидер СССР Никита Хрущёв. 28 мая 1960 года в выступлении на Всесоюзном совещании передовиков соревнования бригад и ударников коммунистического труда он заявил: «И в большом, и в малом Франко пресмыкается перед своими хозяевами. Весь мир смеется сейчас над его последним спортивным трюком. Это он с позиции правого защитника американского престижа забил гол в свои ворота, запретив испанским футболистам встречу с советской командой».
Сложно, разумеется, сказать, чем завершился бы советско-испанский четвертьфинал. Испанцы, как уже было сказано, являлись фаворитами Кубка Европы. На тот момент мадридский «Реал» царствовал в Кубке Европейских чемпионов, за сборную выступали несколько футболистов, имена которых болельщики произносили с придыханием, – Альфредо ди Стефано и Франсиско Хенто из «Реала», барселонцы Луис Суарес и Энрике Хенсана.
В конце мая 1960 года во Франкфурте-на-Майне состоялось внеочередное заседание Организационной комиссии Кубка Европы, которая приняла решение исключить из розыгрыша сборную Испании «как не явившуюся на поле в назначенный календарем срок для встречи со сборной СССР». Испанцев оштрафовали на 31 500 швейцарских франков, дисквалифицировали и обязали выплатить советской стороне компенсацию за убытки по организации первого матча. А ведь Европа так ждала противостояния великого Яшина и великого Ди Стефано…
Также на заседании исполкома была названа страна-организатор финального турнира. В начале весны 1960 года первой в этом списке значилась как раз Испания, но после случившегося конфуза, естественно, шансов у «страны-отказницы» не было. Еще одним кандидатом была Австрия. Но поскольку ее сборная в полуфинал не пробилась, страной-хозяйкой европейского первенства единогласно утвердили Францию.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.


Все права защищены © 2018 Азбука спорта. Техника, события, секреты, история.