Русским – овация, французам – обструкция

.

Так и не сыграв с испанцами, сборная СССР отправилась во Францию, как считало спортивное и партийное руководство страны – за победой. Любой результат для команды из Страны Советов, кроме золотых медалей, заранее рассматривался как поражение. При этом сам финальный турнир использовался идеологами ленинизма как показательный – среди четырех финалистов было три страны социалистического лагеря!


Кстати, Франция получила право принимать Евро-1960 исключительно как полуфиналист первенства. Изначально, как уже говорилось, речь шла о финальном турнире в Испании либо Австрии. Но после демарша испанцев и поражения австрийцев выбор у УЕФА был невелик: либо Франция, либо одна из стран, находившихся за «железным занавесом». УЕФА сделал красивый ход, напомнив, что Кубок европейских наций многим обязан отцу и сыну Делоне, потому финал просто обязан пройти на французской земле. Тем самым чиновники обошли предусмотренную регламентом процедуру жеребьевки страны-хозяйки финальной части первенства, которая использовалась в дальнейшем.
Уже по прибытии во Францию сборная СССР понесла неожиданную потерю – перед самым полуфинальным матчем в больницу с приступом аппендицита был отправлен правый защитник Владимир Кесарев. Он был немедленно прооперирован, а на оголившуюся позицию пришлось ставить дебютанта сборной – тбилисца Гиви Чохели.
Как отмечали комментаторы, марсельский стадион «Велодром» в середине прошлого века был одним из самых больших в Европе. По логике, на таких полях физически сильная и атлетичная команда всегда имеет преимущество перед технически оснащенной, но менее выносливой. Чехословацкая команда была сильна и в тактическом плане, и особенно в индивидуальном мастерстве. Но советские футболисты просто смяли чешскую полузащиту вместе с обороной.
Матч начался на высоких скоростях: неиспользованный выход один на один с вратарем сборной Чехословакии Шройфом Валентина Иванова уже через минуту сменился отчаянным прыжком Льва Яшина в ноги Титусу Бубернику, готовому поразить ворота советской сборной.
К концу первого получаса игры стали вырисовываться главные игровые мотивы обеих команд: прессинг игроков сборной СССР с быстрым переходом в атаку втроем-вчетвером и долгие, академичные розыгрыши в исполнении чехословаков. Что характерно, до ударов как по одним, так и по другим воротам дело какое-то время не доходило. А затем, на 35-й минуте, произошел эпизод, принесший, как оказалось впоследствии, советским футболистам победу. Все тот же Валентин Иванов ворвался в штрафную, обыгрался в «стеночку» с Виктором Понедельником и неотразимо пробил в угол ворот.
После матча авторитетная французская газета «Экип» так отозвалась об игре Валентина Иванова: «Он был душой команды, показав не только международный класс, но и задатки лидера, который может оказать решающее влияние на исход поединка».
Журналисты в этом случае не преувеличивали: второй тайм сборная Чехословакии начала намного активнее и резвее: в штрафной советской команды «пожар» сменялся растерянностью, и только отличная реакция Льва Яшина уберегла ворота сборной СССР от гола, а возможно, и нескольких. И тут слово снова взял Валентин Иванов – он протащил мяч полполя, на прямой легко обогнав уже знаменитого, но еще не «лучшего игрока Европы» Йозефа Масопуста, выманил на себя Шройфа, обыграл его и мощно пробил левой сквозь частокол подоспевших к воротам защитников.
Пропущенный гол несколько остудил пыл чехословаков, чем не замедлили воспользоваться советские футболисты. Виктор Понедельник остроумно разыграл комбинацию с Валентином Бубукиным и поразил цель практически с угла вратарской площади. Но и на этом злоключения сильной чехословацкой дружины не закончились. За двадцать минут до конца матча подопечные Рудольфа Вытлачила получили возможность сократить счет – это спартаковский защитник Александр Маслёнкин нарушил правила в своей штрафной против Буберника и «заработал» пенальти. Йозеф Войта, памятуя о феноменальной прыгучести Яшина, пробил очень сильно и как можно дальше от центра ворот. Но перестарался – мяч прошел мимо стойки, а первый полуфинал (французы с югославами играли в тот же день в Париже двумя часами позже) закончился сухим и крупным поражением Чехословакии. И хотя советская команда выглядела предпочтительнее, следует признать, что такого разгрома в тот вечер чехи не заслуживали.
Примечательно, что восторженные французы, хлынувшие на поле «Велодрома» после финального свистка, главным кумиром игры сочли не автора двух мячей Иванова, а Льва Яшина. После нескольких минут качания на руках болельщики буквально отнесли его в раздевалку сборной СССР.
Во втором полуфинальном матче явными фаворитами были французы: во-первых, они достаточно уверенно прошли отборочный раунд, разделав «под орех» австрийцев и наколотив целых семь мячей грекам, а во-вторых, «трехцветные» играли в домашних стенах. Впрочем, в составе французов отсутствовали ключевые игроки, отлично зарекомендовавшие себя на чемпионате мира в Швеции, – Раймон Копа, Жюст Фонтен и Роже Пьянтони. Именно их отсутствием аналитики объясняли настоящую турнирную трагедию, постигшую хозяев финального турнира.
Французы неожиданно пропустили первыми – это Милан Галич с 25 метров воспользовался невнимательностью вратаря Жорже Ламия и забросил мяч тому «за воротник». Гол с подобной дистанции в те годы считался редкостью – мячи были далеко не такими легкими и летучими, как сегодня. Но не прошло и минуты, как французы восстановили статус-кво – отличился левый крайний сборной Франции Жан Венсан, – а к концу первого тайма и вышли вперед: Франсуа Этт мощным ударом реализовал точный пас от Марьяна Виснески.
В начале второй половины матча третий гол французов забил Виснески, удачно замкнувший прострел Венсана. Казалось, судьба встречи решена, однако подключившийся к атаке защитник югославов Анте Жанетич обвел троих игроков и сократил счет до минимума. Французы не остались в долгу – дубль на свой счет записал Этт. Этот последний для французов, но, как оказалось, далеко не последний в матче гол многие современники называли «молчанием в пользу хозяев». Дело в том, что в момент передачи на Этта лайнсмен поднял флажок. Югославы, заметив это, остановились, однако главный арбитр бельгиец Гранден свистка не дал. Этт расстреливал вратаря югов, который поглядывал то на бокового, то на главного судью, не понимая, как себя вести.
Французы, поведя на 62-й минуте с преимуществом в два мяча, начали, что называется, «сушить игру». Югославы же, опомнившись от пропущенного в весьма спорной ситуации гола, провели просто феноменальную пятиминутку, в течение которой забили три мяча. Стоит признаться, что этот фейерверк голов был бы невозможен без порой неуверенной, а местами просто безобразной игры вратаря Ламия. Если в первых двух эпизодах он просто не выручил, то последний и, как оказалось, решающий мяч – целиком на его совести. Костич нанес удар метров с двадцати, Ламия мяч зафиксировал в руках, а затем просто уронил его на ногу набегавшему Ерковичу. Югослав даже не бил по воротам, он стоя смотрел, как мяч вкатывается под штангу. До конца матча французы так и не оправились от шока, а югославы продолжали контролировать и мяч, и нити игры.
Мировые информагентства выразили апофеоз этого противостояния фотографией, на которой запечатлен безудержный плач вратаря французов. Но, как говорится, Париж слезам не верит, и сборная Франции, которая считалась одним из главных фаворитов турнира, отправилась играть за третье место в Марсель. Итоговый счет 5:4 до сих пор является рекордом результативности финальных стадий чемпионатов Европы.
Проигрыш французов подкосил и без того не очень впечатляющую финансовую сторону Кубка европейских наций. Как это ни удивительно, но со зрительской и организаторской точек зрения, финальный турнир первого Евро вообще вышел провальным. Если на полуфиналы на «Велодроме» и «Парк де Пренс» собиралось по 25 – 26 тысяч зрителей, то на финал пришли 18 тысяч человек, а уж матч за третье место, хоть и с участием французов, собрал на трибуны жалких 9400 болельщиков.
Горячие южане, собравшиеся 9 июня 1960 года на трибунах марсельского «Велодрома», отнюдь не поддерживали свою команду. Как только мяч попадал к французам, все девять тысяч зрителей начинали истово свистеть, выражая тем самым возмущение игрой своих кумиров. Да и кумирами Этт и компания быть в одночасье перестали – после спокойной победы сборной Чехословакии над деморализованными французами болельщики хозяев приветствовали бронзовых призеров первого Кубка Европы аплодисментами. Сказать что-нибудь особенное о самой игре трудно: хозяева турнира весь матч только и ждали, когда же он закончится, а чехи со словаками присоединились к ним после первого же забитого ими мяча на 58-й минуте.
Финальный матч на «Парк де Пренс», как уже отмечалось, прошел при полупустых трибунах. Сыграло тут свою роль и разочарование французской публики, которая еще не отошла от драматической развязки полуфинальной встречи с участием своих любимцев, и мелкий дождь, начавшийся с самого утра и поливавший стадион весь день 10 июня. День, как оказалось позднее, исторической победы советского футбола. Не стоит и забывать, что Кубок Европы проводился впервые, и болельщики пока еще относились к данному соревнованию довольно скептически.
Неприятная погода испортила настроение не только болельщикам, но и самим игрокам. Более полувека назад не было ни крытых стадионов, ни совершенных дренажных систем. А посему команды вышли на тяжеленный газон, на котором было крайне сложно показать искрометный и быстрый футбол.
Впридачу югославы решили то ли напугать, то ли сломать атакующую троицу сборной СССР – за первые полчаса арбитр зафиксировал 14 нарушений правил с их стороны. Больше всего доставалось взрывному форварду Виктору Понедельнику – его нещадно бил по ногам Йован Миладинович, за что на исходе первого тайма получил желтую карточку. Подобное наказание полвека назад было неслыханной редкостью и использовалось в случае откровенного хулиганства.
Но не стоит думать, что югославская команда вышла просто «косить» олимпийских чемпионов, не имея серьезных аргументов в спортивной борьбе. Атакующее трио Еркович – Галич – Костич раз за разом терзало оборону сборной СССР, заставляя работать на полную как защитников, так и Яшина. Именно югославы были ближе к тому, чтобы открыть счет: сначала на 17-й минуте Лев Яшин лишь кончиками пальцев достал мяч из «девятки» после сильного удара Галича, а затем наш вратарь вытянул в нижнем углу мяч после опасного удара со штрафного в исполнении Костича.
Советские футболисты создали первый острый момент на исходе получаса игры – Валентин Иванов великолепной передачей вывел к воротам Понедельника, однако тот стал смещаться к лицевой, оббегая вратаря. Югославский голкипер Благое Видинич в этом эпизоде сыграл как заправский защитник, покинув штрафную и выбив мяч в аут в подкате.
Первый тайм шел к закономерной ничьей, и тут как гром среди ясного неба случился «гол в раздевалку» от сборной Югославии. Привела к взятию ворот Яшина целая цепь несогласованностей и оплошностей. Сначала Маслёнкин на фланге проиграл забег Ерковичу, который от углового флажка на удачу прострелил в центр. Яшин, который всегда уверенней чувствовал себя на линии, чем на выходах, на мяч не пошел, а капитан сборной Игорь Нетто хоть и опередил настырного Галича, но выбил мяч как-то коряво. В результате от бедра Нетто мяч отскочил в голову Галичу, а от той – в незащищенный ближний угол. Поскольку все это произошло буквально в четырех метрах от ворот, никакой, даже самый гениальный вратарь среагировать бы просто не успел. Вот и Льву Яшину осталось лишь наблюдать, как мяч приземляется в сетку.
Какие слова звучали в раздевалке сборной СССР в перерыве, нам неизвестно, но на второй тайм советские футболисты Страны Советов вышли, как на «последний и решительный бой». Югославы оказались прижатыми к воротам и, не выдержав натиска, довольно быстро пропустили гол. Валентин Бубукин подобрал мяч в районе центрального круга, приблизился к штрафной соперника и мощно пробил метров с двадцати пяти. Удар пришелся точно во вратаря Видинича, однако зафиксировать мокрый мяч ему не удалось, а подоспевший Слава Метревели второй попытки голкиперу не дал.
Советские футболисты, воодушевленные успехом, уже не выпускали инициативы из рук. До конца основного времени сборная СССР создала два отличных момента для взятия ворот, но ни одним так и не воспользовалась. В первом случае неплохо подключиться к атаке удалось левому защитнику Анатолию Крутикову – его навес, превратившийся в сложный удар, с огромным трудом парировал Видинич. А за три минуты до конца основного времени непостижимым образом по пустым воротам с четырех метров промахнулся герой полуфинала Иванов.
Согласно правилам тех лет, в случае, если в кубковом противостоянии фиксировалась ничья, назначалось дополнительное время. Если же за добавочных полчаса победителя выявить не удавалось, команды ждала переигровка. О футбольной лотерее в виде послематчевых пенальти тогда еще не слышали.
Обе сборные уже после основного времени были измотаны борьбой, мокрым полем и довлевшей над ними ответственностью. Трудно было ожидать, что команды выдадут в таком состоянии феерию опасных моментов. И, тем не менее, советской сборной удалась одна-единственная атака, которая и принесла ей золотые медали. На 113-й минуте двужильный Месхи прорвался по левому флангу со своей половины поля, обойдя по ходу двух соперников, и выдал идеальную по точности передачу в штрафную, где пришедший в атаку Понедельник пробил головой в противоход вратарю. Югославские защитники настолько устали, что даже не пытались помешать этому удару.
Вскоре английский рефери Артур Эллис поднял руки вверх и тем самым возвестил: победителем первого розыгрыша Кубка Европы стала сборная СССР. И советские футболисты, и югославские падали на промокшее поле «Парк де Пренс» и плакали: кто от радости, кто от горечи разочарования.
А уже через пятнадцать минут победители передавали из рук в руки новенький трофей – тот самый серебряный кубок мастера Шабийона, который был назван в честь Анри Делоне. Сделав круг почета вдоль трибун, советские игроки ушли в раздевалки под овации немногочисленной публики, дождавшейся все-таки развязки этого драматического матча.
Парижская газета «Экип» так писала о прошедшем матче: «Публику с первых минут заразил азарт и острая напряженная борьба, от которой было трудно оторвать глаз, и которая вызывала огромное душевное волнение и напряжение. Для всех стало очевидным, что так и должно быть в финальном матче на Кубок Европы. Русские и югославы выполнили свой спортивный долг. Они играли по-настоящему с самого начала».
Привезя Кубок Анри Делане в Москву, футболисты и тренеры сборной СССР вряд ли думали о том, что этот золотой успех станет единственным на долгие годы. Приняв участие во всех последующих финальных турнирах, кроме одного, команды СССР (стран СНГ) еще трижды завоевывали серебро, но ни разу больше не держали в руках главный Европейский футбольный трофей.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.


Все права защищены © 2018 Азбука спорта. Техника, события, секреты, история.